я

я II, в качестве приставки с ослабляющим или приблизительным оттенком знач.; ср. русск.-цслав. ябрѣдие ἀκρίδες, Экклезиаст (ХVI в.), наряду с цслав. абрѣдие, обрѣдь (Мi. LР), сербск.-цслав. ꙗскудь: усты ꙗскудь τὸ στόμα διεσταλμένος (Мi. LР 1141) от скѫдъ «безобразный», сербск.-цслав. ꙗгугнивъ: ст.-слав. гѫгнивъ «косноязычный», болг. я-вдови́ца «вдова», сербохорв. jа̏па̑д ж. «тенистое место» =за̏па̑д (ж.) - то же, блр. я́корiць «корить»: корíць - то же. Праслав. ē- или ā- из и.-е. ē-: ō, ср. др.-инд. ānīlas «голубоватый»: nīlas «черный», ālōhitas «красноватый»: rōhitas «красный», ādīrghas «продолговатый»: dīrghas «длинный», греч. ἠρέμα «тихо, спокойно»: гот. rimis «спокойствие», греч. ὠ-ρύομαι «реву»: русск. реве́ть (см.), греч. ὠ-κεανός: др.-инд. āc̨áyānas «прилегающий», д.-в.-н. ā-wahst, ua-wahst «incrementum», uo-qëmo «потомок»; см. Розвадовский, RS 2, 101 и сл.; Jagić-Festschrift 304 и сл.; Бернекер I, 441 и сл.; Бругман, KVGr. 464 и сл.; IF 15, 103; Майрхофер 67; Калима, Neuphil. Мitt., 1948, 62 и сл. (где также недостоверные примеры). См. я́водь.

я III, местоим., укр. я, др.-русск. язъ, я (и то и другое - в Мстислав. грам. 1130 г.; см. Обнорский - Бархударов I, 33), ст.-слав. азъ ἐγώ, реже ѩзъ (см. Дильс, Aksl. Gr. 77), болг. аз, яз (Младенов 702), сербохорв. jа̑, словен. jàz, jâ, чеш. já, др.-чеш. jáz (совр. чеш. форма - с начала ХIV в.), слвц. jа, др.-польск. jaz, польск., в.-луж., н.-луж. jа, полаб. joz, jо. Праслав. *аzъ отличается своим вокализмом от родственных форм, ср. др.-лит. еš, лит. àš, лтш. еs, др.-прусск. еs, аs, др.-инд. ahám, авест. azǝm, др.-перс. аdаm, арм. еs, венет. еχо, греч. ἐγώ, лат. еgо, гот. ik «я». Наряду с и.-е. *еǵ- (греч., лат., герм.), существовало и.-е. диал. *eǵh- (др.-инд., венет.). Недоказанной является гипотеза о существовании *ō̆go наряду с *еgō на основе слав. аzъ и хетт. uk, ug «я» (Мейе - Эрну 342 и сл.; см. Вальде - Гофм. I, 395 и сл.). Не объяснена еще достоверно утрата конечного -z в слав.; весьма невероятно, чтобы она совершилась по аналогии местоим. tу (напр., Ягич, AfslPh 23, 543; Голуб - Копечный 147), а также чтобы долгота начального гласного была обусловлена долготой гласного в tу (Бругман у Бернекера, см. ниже). Более удачна попытка объяснения аzъ из сочетания а ězъ (Бернекер I, 35; Бругман, Grdr. 2, 2, 382), но см. против этого Кнутссон, ZfslPh 12, 96 и сл. По мнению Зубатого (LF 36, 345 и сл.), в этом а- представлена усилит. част. *ā, ср. др.-инд. ād, авест. āt̃, ср. также др.-инд. межд. ḗt «смотри, глядь!» из ā и id; Педерсен (KZ 38, 317) видит здесь влияние окончания 1 л. ед. ч. -ō; сомнения по этому поводу см. у Бернекера (I, 35). Для объяснения -z привлекают законы сандхи (Сольмсен, KZ 29, 79); ср. Бернекер, там же; И. Шмидт, KZ 36, 408 и сл.; Вакернагель - Дебруннер 3, 454 и сл. [См. еще Якобсон, IJSLP, I/2, 1959, стр. 277. - Т.]

См. также: этимология слова я в других этимологических онлайн-словарях русского языка нашего портала.