ропуха

ропу́ха «жаба», южн., зап. (Даль), укр. ропу́ха, ропа́вка, блр. рапу́ха «жаба, женщина, обезображенная оспой», чеш., слвц., польск. rорuсhа «жаба», сюда же слвц. rараvý «оспенный, покрытый оспой» Вероятно, связано с ропа́ «гной», чеш. ropěti «сочиться, течь»; см. Махек, Studiе 123; ZfslPh 13, 405; Мi. ЕW 282. Менее вероятно сравнение с лтш. rãpât, rāpal̨uôt «ползать», лит. ropóti — то же, rėplióti «ходить на четвереньках», лтш. rараčât, -ãju — то же, лит. rорu «ползком», лтш. rãpu — то же, лат. rēреrе «ползать» (см. об этих словах М.-Э. 3, 478, 479; Траутман, ВSW 246). Ввиду распространения в зап.-слав. предположение о заимствовании из балт. в русск. (из лит. rupūžė̃, rupuižė̃ «жаба»), по мнению Преобр. (II, 215), ошибочно [Ропу́ха «жаба», диал. (южн., зап.), укр. ропу́ха, ропа́вка — то же едва ли правильно объяснять вместе с польск. rорuсhа «жаба» как слова, родственные ропа́ «гной». Прежде всего, польск. rорuсhа «жаба» произошло из *сhrорuсhа от праслав. *хоrр-/*kоrр-, как правильно понимал уже Брюкнер («Sɫown. еtуm.», стр. 463). К этому же праслав. *kоrр- восходят блр. диал. кура́па «жаба», укр. коро́па, коро́павка, коропа́виця, словен. krápavica — то же. Что касается русских, украинских и белорусских форм с началом слова роп-, то они, по-видимому, заимствованы из польского. — Т.]