нарта

на́рта «небольшие широкие сани для езды на собаках или оленях», арханг. (Подв.), перм. (Даль), тоб. (ЖСт., 1899, вып. 4, стр. 500), вnервые нарта «сани» у Аввакума (92, 99 и сл.; 164). Созвучно с польск. narty мн. «лыжи» (с XVII в.), которое объясняют из nа + rъtъ «острие» (см. рот); см. Брюкнер, KZ 45, 107; Sɫown. 356. Ср. чеш. nárt «nодъем (ноги)», в.-луж. narć «подъем ноги, верх обуви» Русск. слово трудно отделить от зап.-слав.; см. также Мi. ЕW 211; Голуб 168; Зборовский, JР I, 215. Вихм.-Уотила (167) считают коми nart «сани» заимств. из русск. В отличие от них Калима (WuS 2, 181 и сл.; RS 6, 86), Маценауэр (LF 17, 180) пытаются доказать происхождение русск. слова из коми nòrt «длинные сани для перевозки тяжестей», удм. nurt — то же. Калима, далее, сближает с морд. э. nurdо «сани», м. nurdа — то же (которые оставлены у Паасонена (Мordw. Chrest. 100) без объяснения). Предположение о фин.-уг. происхождении наталкивается на фонетические и др. трудности. Ср. также Калима (FUF 18, 33), который выступает здесь в пользу исконнослав. происхождения [Рясянен (UAJb., 25, 1953, стр. 23) видит здесь заимствованное слово, сравнивая, кроме названных выше, еще с саам. к. nart «сани», якут. nārta, nātta, dārda, тунг. natàr «traha», в то время как Кипарский (Suomen Мusео, 1957, стр. 56 и сл.) допускает исконное происхождение, осложненное семантическим влиянием («сани») со стороны фин.-уг. языков. Упоминается уже Герберштейном, 1526 г.; см. Исаченко, ZfS, 2, 1957, стр. 504. См. специально Славский, Linguа viget. Commentationes slavicae in hоnоrеm V. Kiparsky, Helsinki, 1965, стр. 120 и сл. — Т.]