меря

ме́ря фин.-уг. народность на территориях позднейших Моск., Владим., Яросл., Костром. губ., др.-русск. мерꙗ (Лаврентьевск. летоп.), тождественно Меrеns у Иордана (23), Мirri у Адама Бременского (4, 14). См. подробно Фасмер, Sitzber. Preuss. Аkаd., 1935, стр. 507 и сл., где отмечены многочисленные соответствия мерских и мар. местн. н Это название следует сравнивать с мар. к. marǝ, я. mаrе, у., й. mari, м. màrij «мужчина, муж, мариец» (Вихман, JSFOu 30, 6, 17, ТТ 71), которое сближают, далее, с энецк. mаr «самец дикого сев. оленя»; см. Сетэлэ, Castrén-Festschr., JSFOu 30, 5, стр. 51, 103. Отождествление меря и марийцев представлено уже у Сетэлэ (SSUF, 1885, стр. 93); ср. также Фасмер, там же; ZfslPh 14, 95 и сл.; Куник-Розен, Аl Веkri 155; Кастрен, Этногр. Обозр. 86, 221; Жираи, АЕСО 1, 265. Против, без веских аргументов, Равила (FUF Anz. 24, 10 и сл.), Ниеминен (RS 16, 377 и сл.). Неприемлема концепция Погодина (Liber Sеmisаес. 326 и сл.) о прибалт.-фин. происхождении мери, которая основывается исключительно на произвольной этимологии этого этнонима от фин. meri «море». Он считает, что *Меря означает «страна озер», что сомнительно как в языковом, так и в фактическом отношении.