корга

корга́ I. «ворона», также «старуха», см. карга́ — то же. Некоторые ученые отделяют знач. «старуха» от знач. «ворона» и сравнивают первое как исконнослав. с ко́рза (см. Потебня, РФВ 3, 95; Агрель, Zwei Beitr. 38 и сл.), что едва ли верно. ко́рга II. «риф, отмель, утес под водой», арханг., олонецк. (Кулик., Подв.), также корга́, в с.-в.-р. грам. встречается часто в ХVI в. (Срезн.). Заимств. из карельск. korgo «утес, отмель»; см. Калима 129 и сл. От них неотделимо корга́ «каменистый отлогий берег», сиб., байк. (Даль). корга́ III. «дуга, кривое дерево; также древесный ствол, затонувший в реке». Возм., к корёга «дерево с корнями, плывущее по воде», которое связано с ко́рень; см. Ягич, AfslPh 5, 491; Шпехт 140; 205. Сюда же, вероятно, относится и коржа́вый «скрюченный, сморщенный, жесткий, крутой», (Бернекер 1, 667), но не корж «вид лепешки», коржа́вина «иней на деревьях». Это *kъrg- сближают с *kъrk- в ко́рчить; см. Бернекер, там же; М.-Э. 2, 322 и сл. Неприемлемо сравнение с норв. skrukkе «морщина, складка, лукошко из коры», шв. skrokka «морщинистая женщина» (вопреки Петерссону, ВSl Wortst. 70) и с др.-исл. hrúgа «куча» (Маценауэр, LF 8, 202). Неубедительно также привлечение норв. диал. hork «ивовый прут для завязки; хилый человек», hurkl «нарост (на дереве), неровность» (Лёвенталь, AfslPh 37, 390) или чеш. krs «карликовое дерево» (Агрель, Zwei Beitr. 38 и сл.). О последнем см. Бернекер 1, 670.