епанча

епанча́ «накидка, капюшон», др.-русск. япончица (СПИ), епанча (Домостр. К. 53). Из тур. japunǯa «накидка с капюшоном, попона», крым.-тат. japynǯy — то же и т. д. (см. Каннисто, FUF 17, 91 и сл.); см. Mi. TEl. 1, 315; Корш, AfslPh 9, 506; Мелиоранский, ИОРЯС 7, 2, 301. Ср. японча́.

ОСАДА ПАМБЫ (Романсеро. С испанского) Девять лет дон Педро Гомец, По прозванью: Лев Кастильи, Осаждает замок Памбу, Молоком одним питаясь. И все войско дона Педра — Девять тысяч кастильянцев — Все, по данному обету, Не касаются мясного, Ниже хлеба не снедают, Пьют одно лишь молоко... Всякий день они слабеют, Силы тратя попустому, Всякий день дон Педро Гомец О своем бессилье плачет, Закрываясь епанчою. Настает уж год десятый,— Злые мавры торжествуют, А от войска дона Педра Налицо едва осталось Девятнадцать человек! Их собрал дон Педро Гомец И сказал им: «Девятнадцать! Разовьем свои знамена, В трубы громкие взыграем И, ударивши в литавры, Прочь от Памбы мы отступим! Хоть мы крепости не взяли, Но поклясться можем смело Перед совестью и честью, Не нарушили ни разу Нами данного обета: Целых девять лет не ели, Ничего не ели ровно, Кроме только молока!» Ободренные сей речью, Девятнадцать кастильянцев, Все, качаяся на седлах, В голос слабо закричали: «Sancto Jago Compostello!* Честь и слава дону Педру! Честь и слава Льву Кастильи!» А каплан его Диего Так сказал себе сквозь зубы: «Если б я был полководцем, Я б обет дал есть лишь мясо, Запивая сантуринским!» И, услышав то, дон Педро Произнес со громким смехом: «Подарить ему барана — Он изрядно подшутил!»
* Святой Иаков Компостельский! — Ред. [Козьма Прутков, 1854]