бочка

бо́чка бочо́нок, русск.-цслав. бъчьвь, бъчька, укр. бо́чка, болг. бъ́чва, сербохорв. ба̏чва, словен. bǝčvà, bǝčkà, bȃčva, чеш. bečva «чан», bečka «бочка», польск. beczka «бочка» Первонач. слав. основа на -ū: bъči, род. п. *bъčьve, где č может восходить только к ki̯. Ср. также сербохорв. ба̏квица «кадка, бадья» (Ильинский, ИОРЯС 23, 2, 211). Поэтому связь с д.-в.-н. bottaha, *butihha, ср.-в.-н. boteche «чан» невозможна; см. уже Брандт, РФВ 21, 212; Бернекер 1, 105, против — Уленбек, AfslPh 15, 484. Точно так же отпадает предположение о том, что данное слово происходит из ср.-греч. βοῦττις, βουττίον < народнолат. *buttis (вопреки Фасмеру, ИОРЯС 12, 2, 205, 223 и Бернекеру, там же; см. Фасмер, RS 3, 263), поскольку и в этом случае ожидается не č, а t. По той же причине следует отвергнуть объяснение Брюкнера (19), который возводит данное слово к лат. buttis, butis. Напрашивается мысль о заимств. из герм. *bukjô; см. Стендер-Петерсен 289 и сл. Ср. швейц.-нем. bücki «бочка, кадка», англ. buck «стиральный чан», англос. bûc «кувшин», англ. bucket «ведро», др.-исл. búkr, д.-в.-н. bûch «живот», этимологию которых см. Остхоф, ВВ 29, 254; Хольтхаузен, Aengl. Wb., 38 и сл., но и это объяснение небезукоризненно в фонетическом отношении. Ильинский (там же) неубедительно пытается установить отношение чередования гласных между *bъčьka и сербохорв. бу̏ча «вид сосуда», словен. búča «тыква». Фонетически невозможно объяснение Кнутссона (GL 51 и сл.), который производит слово бо́чка из д.-в.-н. *butihha через *bъtьbša. Привлеченное Эндзелином (ЖМНП, 1910, июль, стр. 200) лтш. buca «бочка» представляет собой явное заимств. из др.-русск. *бъча; см. М. — Э. 1, 344.

См. также: этимология слова бочка в других этимологических онлайн-словарях русского языка нашего портала.